Правила жизни режиссера Антона Корбейна

175 просмотров

Правила жизни режиссера Антона Корбейна

Мой отец, дед и даже прадед были министрами. Все члены моей семьи считали, что обязаны своими успехами Господу. А я так и не стал набожным. Может быть, я и начал заниматься фотографией, потому что слишком часто видел пустые церковные стены.

К сожалению, я не член группы depeche mode. Фотографии и клипы – это все, что я для них сделал, и я счастлив, что так сложилось.

В ноябре 1979 года я две недели фотографировал рок-группу Joy Division и как-то утром протянул Йэну (Кертису, солисту Joy Division. – Esquire) руку, чтобы поздороваться, а он посмотрел на меня, как на пустое место, и пошел дальше. В следующий раз я видел его уже мертвым.

Мне нравится все контролировать.

Когда берешься за полнометражный фильм, всегда находятся люди, которые вмешиваются в процесс, а тебе надо отстаивать свою точку зрения до победного. С клипами все проще: там ты сам себе начальник.

Главное в жизни – это любовь и дружба. А потом – здоровье и хорошая еда.

Встречая людей, снимающих селфи, я думаю, зачем они это делают? И прихожу к заключению, что мы живем в очень эгоистичное время.

Когда-то я заменил барабанщика Depeche Mode на съемках программы для BBC. На этом моя музыкальная карьера закончилась.

У меня нет детей, потому что я все время мотаюсь по миру. Такой образ жизни поистрепал бы любую семью.

От природы я очень застенчивый парень – вроде тех, кто на вечеринке всегда стоит в углу. А камера раскрепощает. Я беру ее и пробираюсь через толпу прямиком к сцене.

Как-то Дитер Мейер (солист Yello. – Esquire) сказал мне: «Ты должен брать за свои фотографии больше денег». Так я и сделал. И этот совет ни разу меня не подвел.

У меня нет светового оборудования, агентов, помощников, продюсеров. Я просто встречаюсь с людьми и фотографирую их. Это похоже на то, как я работал в Голландии, когда мне было семнадцать: я был напуган и фотографировал все, что движется.

Когда в 1972-м я начинал работать фотографом, первыми, кто заплатил мне, кажется, пятьдесят долларов, были The Rocking Tigers из голландского городка Гронингена. И больше я о них ничего не слышал.

Даже в чулане можно создать шедевр.

Мик Джаггер никогда бы не согласился переодеться в женщину, скажи я ему об этом до съемки. Он ничего не заподозрил, даже несмотря на то что в студии висело платье его размера.

Дэйв Гаан такой красавчик, что с ним невозможно нормально сфотографироваться – ты всегда будешь выглядеть неудачником.

Наверное, после нашей первой встречи Дэйв решил, что у меня не все дома. Это была съемка Depeche Mode для обложки NME. Гаан был одет в ярко-розовую рубашку. Я поставил его в центр, а позади расставил всех остальных музыкантов. Потом я навел на них фокус, а на Гаана – нет.

Я фотографировал людей в пустыне, на кладбище, в океане, в туалете, в кровати, в бункере – и везде чувствовал себя комфортно.

Работать с музыкантами проще, чем с актерами. Актеры привыкли играть роли, поэтому забывают, как они выглядят на самом деле. С музыкантами иначе: они сами пишут песни и даже шмотки носят какие захотят.

Платить за клип миллион долларов – это чистой воды надувательство.

Помню, как Майкл Стайп из R.E.M. (рок-группа. – Esquire) позвонил мне после встречи с Дэйвом. Он сказал, что Гаан кажется ему совсем потерянным, поэтому я должен поговорить с ним. Это было за неделю до передозировки. Наверное, после этого Дэйв стал вести здоровый образ жизни, и мы наконец заговорили на одной волне.

Окажись я на войне, наверное, с фотографией было бы покончено.

Сняв больше сотни музыкальных клипов, я научился одному: не выглядеть глупо. мне нравится не думать о будущем.

Когда я был маленьким, у меня не было друзей. Теперь появилась парочка.

отсюда

Добавить комментарий